Бесплатная доставка от 20 000 руб. по Санкт-Петербургу

0 | 0.00 р.

Анатомия коррупции: гаишники и камеры

Еще недавно казалось, что взятки гаишникам — такое же наше вечное, как сама коррупция. Но именно в этой сфере борьбы с ней достигнуты впечатляющие результаты: конвейер поборов за любые нарушения ПДД сломан. Правда, у нечестных инспекторов осталась главная кормушка с "лишенческими" статьями, порции в которой многократно увеличились.

АЛЕКСЕЙ БОЯРСКИЙ, ЭМИЛЬ СУЛТАНАЛИЕВ

Одни лишения

Так совпало, что незадолго до сдачи этого материала я запутался на парковке супермаркета: выехал с нее на дорогу там, где положено было въезжать. И тут же был остановлен дежурившими напротив инспекторами ДПС. "Движение во встречном направлении по дороге с односторонним движением" — вот смысл выдвинутого обвинения. Меня даже подвезли к супермаркету — показать стрелочку-указатель, куда на парковке надо ехать. "Лишение прав на четыре-шесть месяцев,— сообщил один из инспекторов и тут же спросил: — Что будем делать?" "Какие варианты?" — поинтересовался я. "Разные могут быть..." — продолжил инспектор игру в многозначительность. Я признался, что пишу статью про коррупцию в ДПС и для меня нет вариантов, кроме законных. Это, прошу прощения за каламбур, его подкупило: меня отпустили с предупреждением быть внимательнее на парковках. Потом, правда, я разобрался, что дело в другом. Парковка, согласно ПДД, считается не дорогой, а прилегающей территорией. И тот экипаж просто охотился на водителей, не знающих нюансов, что движение по ней против шерсти под "лишенческую" встречку не подпадает.

Моему знакомому Н., в июле ехавшему в Крым по трассе "Дон", провезло меньше. "Добро пожаловать в ряды пешеходов!" — приветствовал его инспектор, пригласил в свою машину и продемонстрировал радар с фотографией и зафиксированной скоростью: 153 км/ч. Разрешенная была 90 км/ч, то есть превышение свыше 60 км/ч. "У радара погрешность максимум на два пункта, а у вас целых три. Лишение прав на четыре-шесть месяцев",— развел руками инспектор и молча начал писать.

Н., к слову, вовсе не стритрейсер, а вполне себе многодетный отец, просто не усмотревший опасности в быстрой езде по хорошей дороге на хорошем же автомобиле. Водительское удостоверение в обмен на временное разрешение на дороге уже не отбирается: его при неблагоприятном решении суда нужно сдать через десять дней после решения. А если в протокол, составленный на дороге, сразу же будет внесено ходатайство водителя о рассмотрении дела в суде по месту жительства, то и мотаться в суд за тысячу километров не придется. Но перспектива утраты прав Н., понятно, расстроила — и договориться инспектору он предложил сам, упирая и на случайность нарушения, и на наличие большой семьи. "Предупреждаю: это дорого",— сказал офицер и написал на бумажке: "30 000". Сторговались на 15 тыс. руб.— инспектор вошел в положение. И, получив деньги, стал очень доброжелателен: что же вы, говорит, взрослый человек, а ездите без антирадара? Вот здесь, когда антирадар нас бы заметил, вы бы смогли с 160 оттормозиться до 110. "Потратьте 4-5 тыс. руб. на хороший антирадар — сэкономите больше",— инспектор напутствовал Н. уже почти по-дружески.

Обе истории характерны. Если еще несколько лет назад поводом для взятки могло стать любое нарушение ПДД — да что там, часто сотню имели в кармане просто на случай, что инспектор остановит, а разу уж остановит, то найдет к чему придраться, хоть к доверенности или талону ТО,— то сейчас ситуация кардинально поменялась. Нацеленные на незаконное обогащение сотрудники ДПС ловят исключительно крупную рыбу — нарушителей по статьям, подразумевающим лишение водительских прав. Это управление транспортным средством в состоянии опьянения, превышение установленной скорости движения транспортного средства на величину более 60 км/ч, нарушение правил пересечения ж/д переезда, выезд на полосу, предназначенную для встречного движения, движение во встречном направлении по дороге с односторонним движением.


И чтобы остановленного за одно из таких нарушений отпустили, это уже, конечно, не сотня. И не тысяча.

Роботы и полицейские

"На момент моего увольнения в конце 2010 года зарплата инспектора ДПС в Москве составляла 25 тыс. руб. в месяц. Домой же инспекторы приносили не меньше 100 тыс. руб., а если поднапрячься, то 200-300 тыс. руб. Сегодня, по словам моих бывших сослуживцев, при средней зарплате 40 тыс. руб. даже 80 тыс. руб. сверху уже домой легко не принесешь",— рассказывает бывший сотрудник столичного ГИБДД, а ныне автоюрист Сергей Остапырко. По словам другого бывшего инспектора ДПС, пожелавшего остаться неназванным, многие из поколения, пришедшего на дорогу в 1990-х, сегодня предпочитают переходить на кабинетную работу: "Брать как раньше не удается, а дураков, которые за 40 тыс. руб. под дождем будут пробки разруливать, нет — лучше в тепле сидеть". Однако по наблюдению координатора движения "Общество синих ведерок" Петра Шкуматова, на дорогу пришло новое поколение автоинспекторов: "Стоят за зарплату 40 тыс. руб. и не жужжат. Ну, поправлюсь, за зарплату и небольшой калым. Но это отнюдь уже не те доходы, что были прежде. Как такое возможно? А куда им деваться? Это как с таксистами: золотые времена, когда за два дня делали зарплату инженера, прошли, но готовых крутить баранку за совсем небольшие деньги все равно достаточно".

Уже в начале десятистраничного информационного письма о противодействии коррупции, которое "Деньгам" предоставило ГУОБДД МВД России, содержится одно из объяснений. "Целенаправленная работа по развитию систем автоматической фиксации нарушений... не только способствует повышению эффективности контроля за дорожным движением, но и минимизирует субъективный (человеческий) фактор, контакт сотрудников полиции с участниками дорожного движения",— гласит документ.

Действительно, камер пока нет только в Дагестане и на Чукотке. Всего же по стране работают 5,3 тыс. стационарных и более 4,1 тыс. передвижных комплексов автоматической фиксации нарушений ПДД, и в прошлом году с их помощью уже выявлено более половины всех административных правонарушений (40,6 млн). Спасибо и видеорегистраторам. Хотя в Госдуме предлагали их запретить, ГУОБДД в своем документе отмечает, что за первую половину текущего года эти устройства почти 230 тыс. раз поставили информацию для подтверждения факта нарушения, почти 160 тыс. раз она стала основанием для привлечения нарушителей к административной ответственности. Кроме того, эта информация 10 тыс. раз использовалась при рассмотрении жалоб граждан, а еще видеорегистраторы 1,8 тыс. раз использовались "для установления фактов нарушения несения службы сотрудниками Госавтоинспекции, с помощью видеозаписей установлено 644 факта нарушений ими правил дорожного движения". Не моветон и открыто включать смартфон в режиме видеозаписи, если вас остановил инспектор: "Участникам дорожного движения рекомендуется активнее применять видеозаписывающую аппаратуру при общении с сотрудниками Госавтоинспекции".

Выстраивание антикоррупционной системы в российской дорожной полиции и правда можно назвать комплексным. Как известно, взятки госслужащим часто дают не за нарушение норм, а за ускорение законных процедур. ГАИ это касалось в полной мере, когда оплата даже копеечного штрафа превращалась в квест: сначала очередь в Сбербанке, потом оплаченную квитанцию везешь в отдел ГИБДД. Конечно, было проще заплатить "штраф на месте" инспектору в карман. Сегодня свои штрафы можно элементарно найти на сайте ГИБДД и оплатить в несколько кликов (в 2014 году граждане проверили онлайн свои штрафы более 43 млн раз), и идея платить гаишнику на месте по "нелишенческой" статье, пожалуй, может прийти в голову только водителю, которому инспектор предложил заплатить гораздо меньше, чем положено официально. (Что, впрочем, практикуется, учитывая резко возросшие штрафы по многим нарушениям, например за парковку в неположенном месте.)

"Если еще лет пять назад каждый водитель сталкивался с недвусмысленным предложением инспектора ДПС, то сегодня сам инспектор взятку не попросит,— рассказывает Шкуматов.— Связано это в первую очередь с распространением аудио- и видеозаписывающих устройств. Они на дороге, в автомобиле ДПС. А главное, сам водитель и его пассажиры со смартфонами, видеорегистраторами. Во-вторых, начали проходить публичные процессы: раньше об уголовном преследовании сотрудника ГИБДД знали только его сослуживцы, теперь это все широко освещается в СМИ. Боятся брать".

Как рассказали "Деньгам" в Главном управлении ОБДД, в 2014 году пресечено 379 преступлений коррупционной направленности, совершенных сотрудниками ГИБДД, в том числе 210 фактов взяточничества, 94 превышения и злоупотребления должностными полномочиями, 75 фактов служебного подлога.

По интернет-запросу "ГИБДД, взятка, суд" только по 2015 году выскакивает множество ссылок на уголовное преследование начальников отделов и управлений ГИБДД из всех уголков России. 10 июня 2015 года на десять лет за взятки осужден глава ГИБДД Забайкалья, 15 июля десять лет дали бывшему главному госавтоинспектору Мордовии. А еще в июле 2015 года пять лет колонии получил москвич за попытку дать взятку 200 тыс. руб.— выкупить права, отобранные накануне на дороге за пьянку.


Приемы против лома

Коррупционная система попыткам сделать ее прозрачной, понятно, сопротивляется, и хоть в борьбе с поборами серьезные успехи, до полного искоренения взяток пока далеко. Например, стоять и ловить превышающих скорость свыше 60 км/ч на участке дороги с хорошей видимостью и покрытием, но в зоне действия знака, ограничивающего скорость до 40 км/ч,— классика. Стереть потом за взятку данные фотофиксации нарушения из устройства — не проблема. Как-то инспекторы обходят и другие ограничения. В случае с моим знакомым Н. на трассе "Дон" инспектор вроде писал что-то на бланке. Они номерные. Но ведь как-то он перестал писать? А что насчет "записывающих гаджетов", которыми, по данным ГИБДД, оборудованы патрульные машины? Н. именно в машине передавал деньги, и ничего. "Когда в суде начинают запрашивать записи с камер, зачастую они странным образом не находятся,— комментирует Остапырко.— Страшный вирус на сервере их пожрал, или срок хранения истек. К тому же южная трасса, южные регионы — там пока контроля меньше. Да и знают, наверное, что в их машине пишется и как".

Или взять главную из "лишенческих" статей — пьянку. В этом случае в отличие от прочих нет выбора — лишение прав или штраф — по решению суда, а только (и то на первый раз) штраф 30 тыс. руб. с одновременным лишением прав сразу на 1,5-2 года. Казалось бы, провести освидетельствование выпившего водителя "неофициально" у инспектора сегодня возможности нет: уже 91,2% постов имеют штатный государственный алкотестер. "Подкрутить" его не получится: все положительные результаты тестов фиксируются в памяти устройства и должны быть оформлены. Но где наши ни пропадали. Водителю предлагается подышать в собственный карманный алкотестер инспектора, что строго запрещается и наказывается. Если водитель не совсем в себе уверен, поскольку вчера отмечал, убедить его дуть в негосударственный прибор нетрудно. А тестер у инспектора вполне может оказаться подкрученный: показывает нужные промилле. Если водитель хочет подуть еще и в штатный прибор, то ему сообщают: здесь как с радаром не пройдет — стереть показания и дать задний ход делу уже не удастся. Что правда. Неуверенный в своем "выхлопе" водитель обычно не рискует и платит.

"На дороге пьяный водитель может откупиться за 30-50 тыс. руб.— до последнего времени такие тарифы были в Москве,— рассказывает Шкуматов.— А вот если на месте откупиться не удалось, то возврат прав уже из отдела обойдется в 200 тыс. руб."

Ведь по закону как: инспектор передает протокол в отдел, где решают, достаточно ли ограничиться штрафом, или надо лишить прав. Если сочли, что нужно, то передают на рассмотрение суда, который тоже может права не отнимать и назначить штраф. А если не сочли нарушение достойным такого жесткого наказания (допустим, водитель по встречке объехал закрывающий его полосу припаркованный грузовик), то дело в суд не передают — просто штрафуют, если статья предполагает вилку наказания. В принципе откупиться можно даже по статье за пьянку, по которой вариантов наказания нет: протокол окажется "неправильно составленным" и его в суд не передадут.

Вообще все "в принципе": часто и на дороге сегодня нельзя "договориться", и уж в отделе — тем более. Брать будут с водителя, только убедившись, что он действительно хочет расстаться с деньгами и закрыть вопрос. "Достаточно грамотная работа,— прокомментировал бывший сотрудники ГИБДД ситуацию с Н., которому на трассе "Дон" инспектор прочитал платную лекцию о пользе антирадаров.— Нас еще в 1990-х старые гаишники научили главному принципу: "водитель должен уехать от тебя довольный". Ты задержал человека не за надуманное, а очевидное нарушение. Честно описал возможные последствия. То есть создал базу для оказания услуги. И ничего вымогать не надо, человек сам уговаривает тебя решить проблему. Ты соглашаешься, делая одолжение. И никогда нельзя давить на человека, отбирая последнее, пусть заплатит сколько сможет. Тогда он отдает тебе деньги с благодарностью и опасности впоследствии ни для тебя, ни для твоих коллег не представляет".

Взяткодателю реальнее всего нарваться во время специального рейда. А как же описанный случай с москвичом, который понес 200 тыс. в кабинет? Его сдали без всякого рейда. По предположению опрошенных мной экспертов, так бывает, когда клиент сначала хамит и грозит всех посадить, а потом, видя, что угрозы не действуют, предлагает взятку. У такого никто ничего не возьмет, а при попытке дать — сдадут.

Побочные доходы

Командир роты или батальона по-прежнему иной раз выделяет экипаж, который не имеет обязанностей по дежурству и плана по выписке постановлений, зато имеет план по сбору средств для командира. Выделять спецэкипажи все труднее: личного состава в полной мере коснулось сокращение численности МВД на 20% в 2010 году.

Инспекторы по-прежнему участвуют в страховых мошенничествах. Совсем уж жесткая история произошла в Хабаровске: инспектор ДПС купил разбитый в хлам джип, застраховал как целый, а потом сымитировал аварию — сбросил машину в овраг. "ДТП" зафиксировали приятели-сослуживцы. По страховке инспектор рассчитывал получить 1,3 млн руб. Куда обыденнее, конечно, другие варианты: например, когда обращается водитель, покинувший место ДТП, оформить документы для страховой компании. Если ущерб несерьезный — инспектор сделает это за взятку примерно 5 тыс. руб.

Виновного в ДТП определяет суд. Но определяет на основе дорожной ситуации, описанной инспектором ГИБДД. Подкуп инспектора, чтобы тот сделал виновником другого, не редкость, тут цены самые разные.

Впрочем, у подразделения ГИБДД немало возможностей, которые не касаются частного водителя, но приносят стабильный и менее рисковый доход. Например, множество грузовиков ездят с перевесом. Это часто понятно и без взвешивания — вес груза в накладной превышает допустимую грузоподъемность транспортного средства. По участку постоянно ездят одни и те же — доставляют грузы в одни и те же точки. За определенную "абонентскую плату" с транспортной компании на это можно закрыть глаза. Если инспектор выявляет перевес, водитель звонит "майору", и тот решает вопрос с подчиненным. ГИБДД "крышует" бизнес на своей территории и иными способами. "В дилерский салон известной автомобильной марки автовозы доставляют новые автомобили. Но там двор маленький, разгружать их могут только перед воротами, на улице, чем создают проблемы для движения,— рассказывает Остапырко.— Сначала местная ГИБДД им это запретила, а потом вдруг разрешила. Сколько они за это ежемесячно платят начальнику, можно только догадываться". Неофициально заказать сопровождение своего автомобиля машиной ГИБДД с мигалкой уже не особенно модно, но до сих пор возможно. "В Москве это стоит от 50 тыс. руб.,— рассказывает Остапырко.— Например, принимающая сторона заказала такое сопровождение одной голливудской звезде от съемочной площадки до аэропорта. Заплатили 80 тыс. руб., но это с учетом доли посредника". А вот езда с "визиткой начальника ГАИ" уже, можно сказать, канула в Лету, хотя в провинции еще встречается. Как рассказал участник Объединенной группы общественного наблюдения в Республике Мордовии Дамир Гурин, цена такой визитки там начиналась от 70 тыс. руб. "С таким особым пропуском мог ездить лишенный прав или водитель фуры, провозящий незадокументированную или запрещенную продукцию,— рассказывает Гурин.— Но эти визитки уже чуть более года как исчезли — сказалось привлечение к уголовной ответственности бывшего главы УГИБДД Мордовии Александра Шелудякова".

Права и номера

Просто купить права, чтобы, как прежде, привезли на дом, да еще настоящие, уже невозможно. Объявления же о "продаже в/у" при ближайшем рассмотрении к ГИБДД отношения не имеют и оказываются в чистом виде мошенничеством: за 20-25 тыс. руб. курьер привезет красивую подделку.

Навели порядок с электронными базами данных. Создана единая база водительских удостоверений, выданных во всех регионах, влезть в которую и просто так выписать удостоверение не получится. Точно так же нельзя и влезть в базу данных о сдаче экзамена на право управления транспортным средством. Кроме того, сейчас не допускают до сдачи экзамена после самоподготовки — только после окончания автошколы — еще одна запись в истории получения прав.

Сдать экзамен за взятку тоже труднее. На теоретическом экзамене компьютер выдает билет случайным образом. Другое дело вождение, которое до сих пор принимает живой человек. "В автошколе начинают пугать жестким экзаменом, придирками экзаменатора и предлагают сразу заплатить 10-15 тыс. руб. сверх стоимости обучения, якобы для принимающего инспектора, чтобы он закрыл глаза на мелочи, на которых обычно валятся, вроде невключенного поворотника. Но именно мелочи. Крупные ошибки он в любом случае "не заметить" не сможет — и в экзаменационной машине камера, и на площадке",— рассказывает Шкуматов. Впрочем, по другим данным, за 15 тыс. руб. инспектору (плюс маржа посредника, которая может сильно перекрывать эту сумму), чтобы сдать на экзамен по вождению, на него достаточно просто прийти.

Доходов на техосмотре сотрудники ГИБДД лишены уже с 2011 года, а с 2013 года была закрыта и кормушка на выдаче красивых номеров. Теперь обратившемуся в ГИБДД выдают не железный номерной знак, а бумажку с цифрами и буквами, которые случайным образом выдает система. Номерной знак изготавливают потом. Единственное, что может сотрудник ГИБДД,— записать данные получателя красивого номера и передать их торговцам номерами. А они позвонят обладателю с предложением купить у него номер. "Схема вполне законная,— комментирует Шкуматов.— Владельцу авто с красивым номером "продают" какой-то автомобиль. Он свой красивый номер перерегистрирует на эту другую "свою" машину — такое право теперь есть. А на действительно свою получает еще один, уже, наверное, обычный номер. После этого вторую машину продает обратно, но уже с красивым номером. Новому владельцу номер остается". Специализированные посредники продают красивые номера за 100-300 тыс. руб. Открыт вопрос и о продаже "красивых" номеров иного рода — тех, на которые не придут штрафы. "Могу предложить номер с буквами АМР в московском коде, когда-то закрепленный за машиной Министерства обороны. Он "белый": штрафы с камер на него не приходят, ни за скорость, ни за парковку, ни за выделенку, ни за встречку. Хозяин хочет за него 500 тыс. руб.",— предложили мне в одной из посреднических контор. Возможно ли это?

В 2011 году, когда началась массовая установка камер видеофиксации, я в интервью (http://www.kommersant.ru/doc/179261) с ответственным сотрудником ГИБДД поинтересовался, как система будет отличать автомобили с мигалками, которые по закону имеют право превышать скорость, а кроме того, выписывать штрафы депутатам, судьям, сотрудникам прокуратуры: по закону их штрафовать вообще запрещено. "Никакой встроенной в систему базы неприкасаемых номеров нет. Постановления высылаются владельцам — физическим или юридическим лицам — абсолютно всех автомобилей",— ответили тогда. Предполагалось, что те, кто имеет особые права на дороге, будут полученные постановления опротестовывать. Однако очень скоро отдельный список в базе появился. "Стало очевидно, что он необходим. Доходило до смешного, когда водитель скорой помощи сидел в очереди в ГИБДД, чтобы опротестовать штраф,— рассказывает Остапырко.— После номеров скорой, пожарной, полиции, ФСБ и прочих туда, видимо, начали вносить и номера посторонних автомобилей, на которых ездят какие-то непростые люди".

Так или иначе, сходятся во мнении эксперты, число позитивных изменений в дорожной полиции набирает массу, которая может стать критической для коррупции, если взятка на дороге окончательно выйдет из моды, и никто не будет чувствовать себя неприкасаемым. Измениться должны не только гаишники, но и водители.

"Надо было сказать, что съездите за деньгами, а самому вызвать УСБ, мы бы этих взяточников взяли с поличным",— прокомментировал мою историю на парковке сотрудник Главного управления ОБДД. Честно говоря, самому мне такое в голову бы не пришло.
Подробнее:http://www.kommersant.ru/doc/2772988